Пятница, 20.12.2013, 14:06 RSS
     
 
Главная » Статьи » Молитвы

Христианская молитва
Молитва в христианской жизни

«Велика тайна веры». Церковь исповедует ее в Апостольском Символе (Часть Первая) и совершает ее в литургии таинств (Часть Вторая), чтобы жизнь верующих была сообразна Христу в Духе Святом во славу Бога Отца (Часть Третья). Итак, эта тайна требует того, чтобы верные веровали в нее, совершали ее и жили ею в личностном и жизненном общении с Богом, живым и истинным. Это общение - молитва.

Что есть молитва?


Для меня молитва - это порыв сердца, это простой взгляд, обращенный к небу, это крик благодарности и любви - как в испытании, так и в радости.


Молитва как дар Бога


«Молитва есть восхождение души к Богу или прошение у Бога подобающих благ». Откуда исходит наша молитва? От нашей гордыни и нашего своеволия или «из глубины» (Пс 130, 14) сердца смиренного и сокрушенного? Возвышается унижающий себя3. Смирение есть основание молитвы. «Мы не знаем, о чем молиться, как должно» (Рим 8, 26). Смирение - это готовность безвозмездно принять дар молитвы: человек - нищий пред Богом.

«Если бы ты знала дар Божий!» (Ин 4, 10). Чудо молитвы подлинно открывается - у колодцев, к которым мы приходим доставать себе воду: тут Христос выходит навстречу каждому человеку, Он первый ищет нас и Он - Тот, Кто просит пить. Иисус жаждет. Его просьба исходит из глубин Бога, желающего нас. Молитва, знаем мы это или нет, есть встреча Божией жажды с нашей жаждой. Бог жаждет, чтобы мы жаждали Его.

«Ты сама просила бы у Него, и Он дал бы тебе воду живую» (Ин 4, 10). Наша просительная молитва парадоксальным образом является ответом. Ответом на жалобу живого Бога: «Меня, источник воды живой, оставили, и высекли себе водоемы разбитые!» (Иер 2, 13), - ответом веры на безвозмездное обещание спасения6, ответом любви на жажду Единородного Сына Божия. 


Молитва как союз


Откуда исходит молитва человека? Каким бы ни был язык молитвы (слова и жесты), человек молится весь. Но, обозначая источник молитвы. Писание иногда говорит о душе или о духе, а еще чаще - о сердце (более тысячи раз). Именно сердце молится. Если оно далеко от Бога, молитва напрасна. 

Сердце - та обитель, в которой я нахожусь, в которой я живу (согласно семитскому, библейскому выражению - в которую я «нисхожу»). Это наш тайный центр, непостижимый для нашего разума и для других; только Дух Божий способен проникнуть в него и познать его. Сердце - место принятия решений, в самой глубине наших психических способностей. Оно - место истины, где мы выбираем между жизнью и смертью. Оно - место встречи, потому что, по образу Бога, мы живем во взаимоотношении: оно - место союза.

Христианская молитва - это связь, основанная на союзе между Богом и человеком во Христе. Она - действие Бога и человека; она проистекает от Духа Святого и от нас, полностью направленная к Отцу, в соединении с человеческой волей Сына Божиего, ставшего Человеком.


Молитва как общение


В Новом Завете молитва - это живая связь детей Божиих с их беспредельно благим Отцом, с Его Сыном Иисусом Христом и со Святым Духом. Благодать Царства есть «единство всецелой Пресвятой Троицы со всецелым духом». Таким образом молитвенная жизнь - это постоянное и естественное пребывание в присутствии Трисвятого Бога и в общении с Ним. Такое жизненное общение всегда возможно, потому что через крещение наше существо стало едино со Христом. Молитва является христианской, поскольку она есть общение со Христом и возрастает в Церкви, которая есть Его Тело. Ее измерения - это измерения любви Христовой.



ГЛАВА ПЕРВАЯ

Откровение молитвы. Вселенский призыв к молитве

Человек пребывает в поисках Бога. В сотворении мира Бог призывает все сущее из небытия к бытию. Человек, которого Бог «увенчал славою и честью» (Пс 8, 6), способен вслед за ангелами познать, «как величественно имя Господа по всей земле» (Пс 8, 2). Даже после того, как вследствие греха человек утрачивает подобие Богу, он остается носителем образа Творца. Человек по-прежнему желает Того, Кто призывает его к бытию. Все религии свидетельствуют об этих основных поисках людей.

Бог первый призывает человека. Забыл ли человек своего Создателя или скрылся далеко от Его лица, устремился ли вслед идолов или обвиняет Бога в том, что Он его покинул. Бог, живой и истинный, неустанно призывает каждого человека к таинственной встрече в молитве. Это действие любви верного Бога всегда оказывается в молитве на первом месте, а действие человека - всегда ответ. По мере того, как Бог открывает Себя человеку и открывает человека ему самому, молитва становится взаимным призывом, драмой союза. Через слова и действия в эту драму вовлекается сердце, и она раскрывается на протяжении всей истории.


Статья первая

В Ветхом Завете

Откровение молитвы в Ветхом Завете вписывается в период между падением и восстановлением человека, между скорбным призывом Бога к Его первым детям: «Где ты? (...) Что ты сделала?» (Быт 3, 9. 13) - и ответом Единородного Сына, входящего в мир («Вот, иду исполнить волю Твою, Боже»: Евр 10, 5-7). Поэтому молитва связана с человеческой историей, она есть связь с Богом в исторических событиях.

Творение - источник молитвы

Молитва живет прежде всего исходя из реальности Творения. Первые девять глав книги Бытия описывают эту связь с Богом: Авель приносит в жертву «от первородных стада»12; Енос призывает имя Божие13; Енос «ходит перед Богом» (Быт 5, 24). Жертвоприношение Ноя «приятно» Богу, Который благословляет его и через него благословляет все творение14, ибо сердце Ноя праведно и непорочно: он тоже «ходил пред Богом» (Быт 6, 9). Это качество молитвы испытано многими праведниками во всех религиях.

В Своем нерушимом союзе (завете) с живыми душами Бог всегда призывает людей молиться Ему. Но особенное откровение молитвы начинается в Ветхом Завете с отца нашего Авраама.

Обещание и молитва веры

Как только Бог призывает Авраама, тот отправляется в путь, «как сказал ему Господь» (Быт 12, 4): его сердце полностью «предано слову», он послушен. То, что важно в молитве, - это внимание сердца, которое обращается в согласии с Богом; значение слов относительно по сравнению с ним. Но молитва Авраама сперва выражается в действиях: будучи молчальником, он строит на каждом этапе пути жертвенник Господу. Лишь позже появляется его первая молитва словами - потаенная жалоба, напоминающая Богу о Его обещаниях, которые как будто не выполняются16. Таким образом, с самого начала проявляется один из аспектов драмы молитвы: испытание веры в верность Бога.

Уверовав в Бога, ходя в Его присутствии и в союзе с Ним18, патриарх готов принять в своем шатре таинственного Гостя: это восхитительное гостеприимство в Мамре - прелюдия к благовещению истинного Сына обетования19. С того момента, когда Бог доверил Аврааму Свой замысел, сердце патриарха пребывает в согласии с состраданием его Господа к людям, и он дерзает ходатайствовать за них с доверием и смелостью.

В качестве последнего очищения веры Авраам поставлен перед требованием, «имея обетование» (Евр 11, 17), принести в жертву сына, которого Бог дал ему. Вера Авраама не ослабевает: «Бог усмотрит Себе агнца для всесожжения» (Быт 22, 8), «ибо он думал, что Бог силен и из мертвых воскресить» (Евр 11, 19). Так отец верующих стал сообразен подобию Отца, Который не пощадит Своего собственного Сына, но предаст Его за всех нас. Молитва восстанавливает человека в подобие Божие и приобщает его силе любви Бога, спасающего многих.

Бог возобновляет Свое обещание Иакову, праотцу двенадцати колен Израилевых. Перед встречей с Исавом Иаков всю ночь борется с таинственным «Некто», Который отказывается назвать Иакову Свое имя, но благословляет его, перед тем как исчезнуть на заре. Предание Церкви сохранило это повествование, усматривая в нем символ молитвы как борьбы в вере и победы постоянства.

Моисей и молитва посредника

Когда обещание начинает выполняться (Пасха, Исход, дарование закона и заключение завета), молитва Моисея становится ярким образом заступнической молитвы, которая совершится в «едином Посреднике между Богом и человеками, Христе Иисусе» (1 Тим 2, 5).

Здесь опять Бог приходит первым. Он из горящего куста - неопалимой купины - призывает Моисея25. Это событие останется одним из основополагающих образов молитвы в духовной традиции иудаизма и христианства. Действительно, если «Бог Авраама, Исаака и Иакова» призывает Своего служителя Моисея, Он - Бог Живой, Который хочет, чтобы люди имели жизнь. Он открывает Себя, чтобы спасти их, но не в одиночку, не против их воли. Он призывает Моисея, чтобы послать его, чтобы приобщить его к Своему состраданию и делу спасения. В обращении к Моисею звучит как бы мольба Бога, и Моисей, после долгих споров, приведет свою волю в согласие с волей Бога-Спасителя. Но в этом диалоге, когда Бог доверяется Моисею, Моисей также учится молитве: он пытается уйти, он возражает и, главное, он просит, и в ответ на его просьбу Господь доверяет ему Свое несказанное имя, которое откроется в дивных Его делах.

Итак, «Господь говорил с Моисеем лицем к лицу, как бы говорил кто с другом своим» (Исх 33, 11). Молитва Моисея - типичная созерцательная молитва, благодаря которой слуга Божий верен своему призванию. Моисей часто и долго «беседует» с Богом - восходя на гору, чтобы послушать Его и обратиться к Нему с мольбой, и спускаясь к народу, чтобы пересказать ему слова его Бога и предводительствовать им. «Он верен во всем дому Моему, устами к устам говорю Я с ним» (Числ 12, 7-8), - ибо «Моисей был человек кротчайший из всех людей на земле» (Числ 12, 3).

В этой близости с Богом, человеколюбивым, долготерпеливым и многомилостивым26, Моисей почерпнул силу и постоянство для своего заступничества. Он не молится о себе, но молится о народе, который Бог взял в удел. Уже во время битвы с Амаликитянами27 или желая исцелить болезнь Мариами28, Моисей заступается; и особенно после отступничества народа, когда он «становится на расселине» пред Богом (Пс 106, 23), чтобы спасти народ29. Аргументы его молитвы (заступничество - тоже мистическая борьба) вдохновят дерзновение великих молитвенников еврейского народа, равно как и Церкви: Бог есть Любовь, Он поэтому справедлив и верен; Он не может Себе противоречить; Он должен помнить о чудных делах Своих; спор идет о Его славе; Он не может бросить народ, который носит Его имя.


Давид и молитва царя

Молитва народа Божия расцветет под сенью обители Бога30, ковчега завета и, впоследствии, Храма. Сначала предводители народа - пастыри и пророки - учат его молитве. Отрок Самуил должен учиться у своей матери Анны, как «стоять пред Господом», и у священника Илия, как слушать слово Господне: «Говори, Господи, ибо слышит раб Твой» (1 Цар 3, 9-10). Позже он тоже узнает ценность и весомость заступничества: «Я не допущу себе греха, чтобы перестать молиться за вас, и буду наставлять вас на путь добрый и прямой» (1 Цар 12, 23).

Давид - в высшей степени царь «по сердцу Богу», пастырь, молящийся о своем народе и во имя его; его покорность воле Божией, хвала и покаяние станут образцом молитвы для народа. Он помазанник Божий, его молитва есть приобщение в верности Божиему обещанию, а также исполненное любви и радости доверие к Тому, Кто единственный Царь и Господь. В псалмах Давид, вдохновленный Духом Святым, становится первым пророком иудейской и христианской молитвы. Молитва Христа, истинного Мессии и Сына Давидова, раскроет и восполнит смысл этой молитвы.

Иерусалимский Храм, дом молитвы, который хотел построить Давид, станет творением его сына Соломона. Молитва освящения Храма основывается на обетовании Бога и Его завете, на действенном присутствии имени Бога среди Его народа и воспоминании чудес Исхода. Царь в это время воздевает руки к небу и молит Господа о себе, о всем народе, о грядущих поколениях, о прощении их грехов и об их каждодневных потребностях, чтобы все народы познали, что Он есть единственный Бог, и сердце Его народа было целиком предано Ему.

Илия, пророки и обращение сердца

Храм должен был стать для народа Божия местом воспитания к молитве: паломничества, праздники, жертвоприношения, вечерняя жертва, воскурения фимиама, хлебные предложения - все эти знаки святости и славы Бога, Всевышнего и совсем близкого, были призывами к молитве и путями молитвы. Но ритуализм зачастую приводил народ к чисто внешнему культу. Требовалось воспитание веры, обращение сердца. Это стало миссией пророков до и после вавилонского пленения.

Илия - отец пророков, «рода ищущих Бога, ищущих лица Его» (ср. Пс 24, 6). Его имя - «Господь есть Бог мой» - возвещает вопль народа в ответ на молитву пророка на горе Кармил35. Апостол Иаков напоминает нам об Илии, чтобы призвать к молитве: «Много может усиленная молитва праведного» (Иак 5, 16-18).

Познав милосердие в месте своего убежища у потока Хорафа, Илия учит вдову в Сарепте вере в слово Божие - и эту веру он утверждает своей настойчивой молитвой: Бог возвращает к жизни ребенка вдовы.

Во время жертвоприношения на горе Кармил, когда вера Божьего народа подвергается решающему испытанию, именно по молитве Илии огонь Божий сжигает жертву во время вечернего жертвоприношения. «Услышь меня, Господи, услышь меня!» - это слова Илии воспроизводятся в евхаристическом эпиклесисе литургии восточных обрядов.

Наконец, вновь отправляясь в пустыню к месту, где Бог, живой и истинный, открыл Себя Своему народу, Илия прячется, подобно Моисею, «в расселину скалы», доколе перед ним не «пройдет» таинственное Присутствие Бога. Но только на горе Преображения откроет Себя Тот, Чьего Лица они ищут: познание Славы Божией сияет в лике Христа, распятого и воскресшего.

Из встреч «наедине с Богом» пророки черпают свет и силу для своего служения. Их молитва - не бегство от неверного мира, но слушание слова Божиего, порой спор или жалоба, всегда заступничество, ожидающее и подготавливающее вмешательство Бога-Спасителя, Господа истории.

Псалмы - молитва собрания

Со времени Давида вплоть до пришествия Мессии священные книги содержат тексты молитв, свидетельствующие об углублении молитвы - за себя и за других. Постепенно был создан сборник псалмов, состоящий из пяти книг. Псалмы (т.е. «Хваления») представляют собой шедевры ветхозаветной молитвы.

Псалмы питают и выражают молитву народа Божиего как собрания во время великих праздников в Иерусалиме и каждую субботу в синагогах. Эта молитва нераздельно индивидуальная и общинная. Она касается как самого молящегося, так и всех людей. Она возносится со Святой Земли и из общин диаспоры, но она охватывает все творение. Она напоминает о спасительных событиях прошлого и простирается до завершения истории. Она поминает уже осуществившиеся обетования Божий и ожидает Мессию, Который исполнит их окончательно. Псалмы, моления которых нашли свое полное осуществление в Христе, остаются существенной составляющей молитвы Его Церкви.

Псалтирь - книга, в которой слово Божие становится молитвой человека. В других книгах Ветхого Завета «слова провозглашают дела (Бога для людей) и открывают тайну, содержащуюся в них». В Псалтири слова псалмопевца, воспеваемые для Бога, выражают спасительные дела Божий. Тот же Дух вдохновляет дело Божие и ответ человека. Христос соединит одно с другим. В Нем псалмы продолжают учить нас молитве.

Словесное многообразие молитвы псалмов рождается одновременно в литургии Храма и в сердце человека. Псалмы - будь то гимны, молитвы в скорби или благодарения, индивидуальные или общинные моления, царские или паломнические песнопения, размышления о Премудрости - являются зеркалом чудес Бога в истории Его народа и жизненных ситуациях, пережитых псалмопевцем. Псалом может отражать событие прошлого, но он настолько стройно выдержан, что годится как молитва для людей в любом положении и в любую эпоху. 

К числу постоянных черт псалмов относятся: простота и спонтанность молитвы; стремление к Богу через все благое и со всем благим в творении; тяжелое положение верующего, подвергающегося из-за своей любви к Богу, Которого он ставит выше всего, нападкам множества врагов и многочисленным искушениям; наконец, ожидание того, что совершит верный Своим обещаниям Бог, уверенность в Его любви, предание себя Его воле. Молитва псалмов всегда поддерживается хвалой, поэтому и само название сборника соответствует его содержанию: «Хваления». Сборник составлялся для совместной молитвы собрания, поэтому в нем звучит призыв к молитве и ответ на него: «Халлелу-Йах» (Аллилуя), «Хвалите Господа!».

Есть ли что-либо лучшее, чем псалом? Потому и Давид так хорошо говорит: «Хвалите Господа, ибо благ псалом; Богу нашему - хвала сладостная и подобающая!» Это воистину так. Ибо псалом есть благословение, произносимое народом, хвала Богу, воздаваемая собранием, общее рукоплескание, вселенское слово, голос Церкви, мелодическое исповедание веры...

Коротко

«Молитва есть вознесение души к Богу или прошение у Бога подобающих благ».

Бог неустанно призывает каждого человека к мистической встрече с Ним. Молитва сопровождает всю историю спасения как взаимный призыв Бога и человека.

Молитва Авраама и Иакова представляет собой борьбу, ведомую верой, в доверии верности Бога и уверенности в победе, обещанной за постоянство.

Молитва Моисея является ответом на инициативу живого Бога, желающего спасти Свой народ. Она прообразует заступничество единственного Посредника - Иисуса Христа.

Молитва народа Божия расцветает под сенью обители Божией - ковчега завета и Храма, под предводительством пастырей - особенно царя Давида - и пророков.

Пророки призывают к обращению сердца и, пламенно ища Лица Божиего, подобно Илии, ходатайствуют о народе.

Псалмы представляют собой шедевры ветхозаветной молитвы. В них нераздельно присутствуют два компонента: индивидуальный и общинный. Псалмы охватывают все периоды истории, поминая уже осуществившиеся Божий обещания и уповая на пришествие Мессии.

Молитва Псалмов совершается во Христе, поэтому они - существенный и постоянный элемент молитвы Его Церкви. Они подходят для людей во всяком положении и во все времена.



Статья вторая

В полноте времени


Драма молитвы полностью открывается нам в Слове, Которое стало плотью и обитало с нами. Пытаться понять Его молитву через то, что ее свидетели возвещают нам в Евангелии, - значит приближаться к Святому Господу Иисусу, как Моисей приближался к неопалимой купине: сначала созерцать Его Самого в молитве, затем слушать, как Он учит нас молиться, чтобы, наконец, узнать, как Он внимает нашей молитве.

Иисус молится


Сын Божий, ставший Сыном Девы, научился молитве Своим человеческим сердцем. Он научился ей у Своей Матери, Которая хранила в сердце все «великие дела» Всемогущего Бога и размышляла о них47. Он научился ей из слов и ритмов молитв Своего народа в синагоге Назарета и в Храме. Но Его молитва имеет тайный источник, как Он дает понять в возрасте двенадцати лет: «Мне должно быть в том, что принадлежит Отцу Моему» (Лк 2, 49). Здесь начинает открываться новизна молитвы в полноте времени: сыновняя молитва, которую ожидал Отец от Своих детей, должна, в конечном счете, быть пережита Самим Единородным Сыном в его Человечестве, с людьми и ради людей.

Евангелие от Луки подчеркивает действие Святого Духа и смысл молитвы в служении Христа. Иисус молится перед решающими моментами Своей миссии: перед тем, как Отец свидетельствует о Нем при Его Крещении и Преображении, перед тем, как Он исполнит замысел любви Отца в Своих страстях. Он молится, кроме того, перед решающими моментами, касающимися служения апостолов: перед тем, как избрать и призвать их, перед тем, как Петр исповедует Его как «Христа Божия» и чтобы вера главы апостолов не ослабела в искушении53. Молитва Иисуса перед спасительными событиями, которые Отец поручает Ему совершить, - это полное смирения и доверия предание Своей воли любящей воле Отца.

«Случилось, что, когда Он в одном месте молился и перестал, один из учеников Его сказал Ему: Господи! научи нас молиться» (Лк 11, 1). Не потому ли ученик желает молиться, что сначала он созерцает молитву своего Учителя? Он может, таким образом, научиться у Учителя молитвы. Созерцая и слушая Сына, дети учатся молиться Отцу.

Иисус зачастую удаляется для молитвы, совершая ее в уединении, на горе, предпочтительно ночью. Он представляет людей в Своей молитве, потому что Он принял Человеческое естество в Своем воплощении, и Он приносит их как дар Отцу, принося Самого Себя. Он, Слово, Которое «стало плотью», приобщается в Своей человеческой молитве всему тому, чем живут Его «братья» (Евр 2, 12). Он сострадает их немощам, чтобы избавить их от немощей. Именно для этого послал Его Отец. Его слова и дела оказываются, таким образом, зримым проявлением Его молитвы «втайне».

Из молитв Христа во время Его служения евангелисты сохранили две, воспроизведя их почти дословно. И обе они начинаются благодарением. В первой из них56 Иисус исповедует Отца, узнает Его и благословляет, ибо Он сокрыл тайны Царства от тех, кто считает себя учеными, и открыл «младенцам» («нищим» Заповедей Блаженства). Его трепетный возглас «Ей, Отче» (т.е. «Да, Отче!») вырывается из глубин Его сердца и выражает полное согласие с «благоволением» Отца, являясь эхом слов Его Матери в момент зачатия - «да будет Мне по слову Твоему» - и как бы вступлением к тому, что Он скажет Отцу во время борения в Гефсиманском саду. Вся молитва Иисуса состоит в этом согласии любви - согласии Его человеческого сердца с «тайной воли» Отца (Еф 1, 9).

Вторая молитва приводится св. евангелистом Иоанном в эпизоде, предшествующем воскрешению Лазаря. Это событие предваряется благодарением: «Отче! благодарю Тебя, что Ты услышал Меня». Это значит, что Отец всегда внемлет прошениям Сына. Иисус добавляет: «Я и знал, что Ты всегда услышишь Меня», - значит, Иисус, со Своей стороны, просит Отца постоянно. Так, поддерживаемая благодарением, молитва Иисуса открывает нам, как нужно просить: прежде, нежели дар будет дан, Иисус соглашается с Тем, Кто дарует и отдает Себя в дарах. Более драгоценен Даритель, нежели даваемый дар. Он есть «Сокровище», и в Нем пребывает сердце Сына: дар дается «с избытком».

«Первосвященническая» молитва Иисуса59 занимает исключительное место в домостроительстве спасения. Ей будет посвящено размышление в конце первого раздела. Она действительно открывает нам актуальность всех молитв нашего Первосвященника и при этом содержит то, чему Он учит нас в молитве, обращенной к Отцу нашему, о чем пойдет речь во втором разделе.

Когда приходит час исполнить замысел любви Отца, Иисус предоставляет на мгновение возможность увидеть неизмеримую глубину Его сыновней молитвы - не только перед тем, как Он добровольно отдаст Себя («Отче!.. Не Моя воля, но Твоя да будет»: Лк 22, 42), но вплоть до самых последних слов на кресте, где молитва и приношение составляют одно целое: «Отче! прости им, ибо не знают, что делают» (Лк 23, 34); «Истинно говорю тебе, ныне же будешь со Мною в раю» (Лк 23, 43); «Жено! се, сын Твой! (...) Се, Матерь твоя!» (Ин 19, 26-27); «Жажду» (Ин 19, 28); «Боже Мой! для чего Ты Меня оставил?» (Мк 15, 34); «Совершилось!» (Ин 19, 30); «Отче! в руки Твои предаю дух Мой» (Лк 23, 46), - вплоть до «сильного вопля», с которым Иисус испускает дух.

Все горести во все времена человечества, порабощенного грехом и смертью, все прошения и ходатайства истории спасения сосредоточены в этом вопле Слова воплощенного. И Отец принял их и ответил на них сверх всякой надежды, воскресив Своего Сына. Так исполнилась и совершилась драма молитвы в домостроительстве творения и спасения. Псалтырь дает нам ключ к драме во Христе. Именно в нынешнем дне Воскресения Отец говорит: «Ты Сын Мой; Я ныне родил Тебя. Проси у Меня, и дам народы в наследие Тебе и пределы земли во владение Тебе» (Пс 2, 7-8).

Послание к Евреям с драматизмом объясняет, как молитва Иисуса побеждает и дает спасение: «Он, во дни плоти Своей, с сильным воплем и со слезами принес молитвы и моления Могущему спасти Его от смерти; и услышан был за Свое благоговение. Хотя Он и Сын, однако страданиями навык послушанию; и, совершившись, сделался для всех послушных Ему виновником спасения вечного» (Евр 5, 7-9).


Иисус учит молитве


Когда Иисус молится, Он уже учит нас молитве. Божественный путь нашей молитвы - это Его молитва Отцу. Но Евангелие дает нам ясное наставление Иисуса о молитве. Как педагог Он начинает наше обучение с того места, на котором мы находимся, и постепенно ведет нас к Отцу. Обращаясь к толпам народа, идущим за ним, Иисус исходит из того, что эти люди уже знакомы с ветхозаветной молитвой, и готовит их к новизне грядущего Царства. Затем Он в притчах раскрывает эту новизну. Наконец, Своим ученикам, которые должны стать учителями молитвы в Его Церкви, Он говорит прямо об Отце и о Духе Святом.

Начиная с Нагорной Проповеди, Иисус настаивает на обращении сердца: примирение с братом до того, как приносить дар на жертвенник, любовь к врагам и молитва за гонителей, молитва к Отцу «втайне» (Мф 6, 6), немногословие в молитве, прощение от всего сердца в молитве66, чистота сердца и искание Царства. Это обращение полностью устремлено к Отцу, но оно - сыновнее.

Сердце, таким образом решившее обратиться, учится молитве в вере. Вера есть сыновнее согласие с Богом, превышающее все то, что мы чувствуем или понимаем. Оно становится возможным потому, что Возлюбленный Сын Божий открыл нам доступ к Отцу. Он может велеть нам «искать» и «стучаться», потому что Он Сам - врата и путь.

Так же, как Он молится Отцу и благодарит Его перед тем, как принять Его дары, Иисус учит нас этому сыновнему дерзновению: «Все, чего ни будете просить в молитве, верьте, что получите, - и будет вам» (Мк 11, 24). Такова сила молитвы: «Все возможно верующему» (Мк 9, 23). Такова сила веры, «которая не усомнится» (Мф 21, 21). Насколько Иисус опечален «неверием» Своих близких (Мк 6, 6) и «маловерием» Своих учеников (Мф 8, 26), настолько же Он восхищен верой римского сотника (Мф 8, 10) и хананеянки (Мф 15, 28).

Молитва веры состоит не только в том, чтобы говорить: «Господи, Господи», но и в том, чтобы настроить сердце для исполнения воли Отца (Мф 7, 21). Иисус призывает учеников к тому, чтобы молитва содержала в себе стремление содействовать Божественному замыслу69.

В Иисусе «приблизилось Царство Божие». Он призывает к обращению и к вере, но также к бодрствованию. В молитве ученик, бодрствуя, сосредоточенно ожидает Сущего, Который грядет, - в воспоминании Его первого Пришествия в смирении плоти и в уповании на Его второе Пришествие во Славе70. Молитва учеников, пребывающих в общении со своим Учителем, - это борьба; бодрствуя в молитве, мы не впадаем в искушение.

Три важные притчи о молитве доносит до нас св. евангелист Лука:

Первая из них, «О докучливом друге», приглашает к настойчивой молитве: «Стучите, и отворят вам». Тому, кто так молится. Отец Небесный «даст все, в чем он нуждается», а главное - Духа Святого, содержащего все дары.

Вторая притча, «О докучливой вдове», сосредоточена на одном из качеств молитвы: нужно всегда неустанно молиться с терпением и верой. «Но Сын Человеческий, придя, найдет ли веру на земле?»

Третья притча, «О мытаре и фарисее», касается смирения молящегося сердца. «Боже! будь милостив ко мне грешнику!» Эту молитву неустанно творит Церковь: «Господи, помилуй!». («Kyrie eleison»).


Открыто доверяя Своим ученикам тайну молитвы к Отцу, Иисус открывает им, какой должна быть их и наша молитва, когда Он вернется к Отцу в Своем прославленном Человеческом естестве. Теперь Он заповедает нечто новое: «просить во имя Его» (Ин 14, 13). Вера в Иисуса вводит учеников в познание Отца, ибо Иисус есть «Путь и Истина и Жизнь» (Ин 14, 6). Вера приносит свой плод в любви: соблюдать Его слово. Его заповеди, пребывать с Ним в Отце, Который в Нем любит нас до такой степени, что обитает в нас. В этом новом завете наша уверенность в том, что Отец внемлет нашей молитве, основывается на молитве Иисуса.

Более того, когда наша молитва соединяется с молитвой Иисуса, Отец дает нам «другого Утешителя, да пребудет с вами вовек, Духа Истины» (Ин 14, 16-17). Такая новизна молитвы и ее условий открылась во время прощальной беседы Иисуса с учениками76. В Духе Святом христианская молитва становится общением любви с Отцом, не только через Христа, но и во Христе: «Доныне вы ничего не просили во имя Мое; просите, и получите, чтобы радость ваша была совершенна» (Ин 16, 24). 


Иисус внемлет молитве


Молитва к Иисусу уже принята Им во время Его земного служения в знамениях, предвосхищающих могущество Его смерти и Воскресения: Иисус внемлет молитве веры, выраженной словами (прокаженного; Иаира; хананеянки; благоразумного paзбoйникa) или молитвы молчаливой (принесшие расслабленного; женщина, страдающая кровотечением, которая прикасается к Его одежде; слезы и миро грешницы). Настойчивое моление евангельских слепых - «Помилуй нас, Сын Давидов!» (Мф 9, 27) или «Иисус, Сын Давидов! помилуй меня» (Мк 10, 48) - вошло в Предание Церкви в словах Молитвы Иисусовой: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй меня грешного!» Исцеляя болезни или прощая грехи, Иисус всегда отвечает на молитву, с верой обращенную к Нему; «Иди с миром, вера твоя спасла тебя!»

Св. Августин удивительно емко резюмирует три аспекта молитвы Иисуса: «Он молится за нас как наш Священник; Он молится в нас как наш Глава; к Нему обращены наши молитвы как к нашему Богу. И да узнаем наши голоса в Нем я Его голос в нас».


Молитва Девы Марии


Молитва Марии открывается нам на заре полноты времени. Перед Воплощением Сына Божиего и перед излиянием Святого Духа, Ее молитва исключительным образом содействует замыслу благоволения Отца - в момент Благовещения ради зачатия Христа и в момент Пятидесятницы ради основания Церкви, Тела Христова86. В вере Его смиренной Рабы дар Бога принят так, как сам Бог ожидает с начала времени. Та, Которую Вседержитель сделал «благодатной», отвечает приношением всего Своего существа: «Се, Раба Господня; да будет Мне по слову Твоему». «Да будет!» («Fiat!») - такова христианская молитва: полностью принадлежать Ему, потому что Он полностью принадлежит нам.

Евангелие повествует нам, как Мария молится и в вере заступается: в Кане87 Мать Иисуса просит Своего Сына позаботиться о брачном пире, который есть знамение другой Вечери - Вечери Агнца, дающего Свое Тело и Свою Кровь по просьбе Церкви, Его Невесты. Когда совершается Новый Завет, у подножия Креста88, услышана молитва Марии как Женщины, новой Евы, истинной «Матери живых».

Вот почему Песнь Богородицы89 (латинское «Magnificat», — «Величит [душа Моя Господа]...» византийское «Μεγαλυνάριον» - является одновременно гимном Матери Божией и Церкви - гимном Дочери Сиона и нового Народа Божия, гимном благодарения за полноту благодати, излитой в домостроительстве спасения, песнопением «нищих», чья надежда осуществилась исполнением обещаний, данных праотцам ради «Авраама и семени его до века».


Коротко


В Новом Завете совершенным образом молитвы является сыновняя молитва Иисуса. Совершаемая зачастую в уединении, втайне, молитва Иисуса есть согласие любви с волей Отца вплоть до Креста и полная уверенность в том, что молитва будет услышана.

Наставляя учеников, Иисус учит их молиться очистив сердце, с живой и твердой верой, с сыновним дерзновением. Он призывает их бодрствовать и во имя Его просить Отца. Иисус Христос Сам внемлет молитвам, обращенным к Нему.

Молитва Девы Марии - Ее «Да будет» («Fiat») и Ее Величание «Magnificat» - свидетельствуют о том, как в вере Своей Она полностью приносит Себя в дар Богу.
Категория: Молитвы | Добавил: Доминик (23.12.2012)
Просмотров: 6479 | Рейтинг: 3.3/3
 
     
Шаблоны для сайтов на Ucoz